статті

Наши в Ливии. Ливия в нас

16 березня 2011
2813
Поділитися:

О Муамаре Каддафи и украинском враче

Слова Экклезиаста, сына Давидова, царя в Иерусалиме: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». Со временем мы общими усилиями трансформировали эту фразу, и сейчас она звучит так: «Ничто не вечно под луной». При этом смысл тоже изменился, но интересно – что же, в конечном итоге, правильнее? То ли – по Экклезиасту – нового ничего нет, то ли – по-современному – вечное под большим вопросом. О чем мы вообще? Просто хочется привести фрагменты из объективных воспоминаний об устойчивости вроде бы крепких режимов, о Ливии, о наших специалистах за рубежом, о качестве отечественной медицины.
 
«Жар горячего воздуха опалил лицо. За спиной закрылись двери ­аэропорта. Я сделал первые шаги по ливийской земле. Знойное и душное летнее Триполи. Впереди ждала дорога, поднимающаяся по серпантину в горах и ведущая вглубь Сахары. Это путь в пустынный городок на краю обитаемой земли, где мне придется проработать в больнице целую пятилетку, что трудно себе представить. А позади осталась жизнь на родине и работа украинского врача», – так написал о своем прибытии в Ливию украинский остарбайтер, которому выпала счастливая карта – он получил возможность работать за границей. Причем, за нормальные деньги, и вдобавок по специальности. В ноябре 2008 года украинский доктор поделился своими впечатлениями на doctor-help.org.ua. И подписался «доктор Рут».
 
Прежде, чем мы начнем, хочется, уважаемый читатель, обратить ваше внимание на оценку политической ситуации в стране. И заметьте, что это недавняя оценка – ей всего лишь два годика с небольшим гачком: «Внут­реннее положение в Ливии, – пишет наш земляк, доктор Рут в 2008 году, – устойчиво из-за личного авторитета М. Каддафи, его умения обеспечить баланс интересов разных племен, влияния местных спецслужб на ситуацию в стране. Население вроде бы социально защищено системой дотаций, льготами многодетным и малообеспеченным семьям, жилищным кредитом. Внутренняя оппозиция представлена небольшими группами, которые загнаны в подполье. Зарубежная оппозиция (Фронт национального спасения и др.) разрознена, организационно слаба и влияния в стране не имеет». Судя по нынешним тревожным сводкам из этой североафриканской страны, за пару лет ливийским обществом проделан немалый путь.
 
Аноним о медицине
 
Биография нашего доктора обычна – мединститут в крупном областном центре, интернатура, трехлетняя работа в районе на «скорой». Эту работу доктор оценил по достоинству: «Опыт в неотложной помощи важен для врача. Умение быстро и правильно поставить диагноз и принять решение – это то, чего не хватает очень многим, даже в клиниках... Однако мне нравилась «большая медицина», которая может быть только в госпитальных отделениях, и поэтому, пройдя конкурс, я поступил в клиническую ординатуру по специальности «внутренние болезни».
 
Выбрал эту кафедру не случайно, а как наиболее «европейскую». Это определение включало – рациональный стиль мышления сотрудников, демократичность отношений, ориентацию на западные научные и практические стандарты. При желании, в научных библиотеках можно было найти иностранные медицинские издания, которые наглядно подтверждали разницу в научном уровне нашей и зарубежной медицинской литературы. Во всяком случае, тот, кто задавал вопросы, мог найти ответы».
 
Учеба в клинической ординатуре расширила знания и практику, помогла овладеть методами клинического мышления, научила отстаивать свое мнение в условиях жесткой конкуренции. Опыт исследований и понимание субъективности медицинской науки научили доктора подходить к любой информации рационально-критически. Именно это позволило ему добрых 15 лет быть на хорошем счету и успешно возглавлять в районе терапевтическое отделение ЦРБ.
 
Однако за долгие годы работы накопилось немало замечаний к отрасли, о которых как-то не принято говорить вслух: «Главная профессиональная проблема в работе врача периферийной больницы, – пишет доктор Рут, – это ограниченность медицинской информации и отсутствие конкурентной творческой атмосферы как стимула для роста квалификации. Украинские (как и российские) медицинские источники, книгоиздательство и уровень медицинских знаний были и остаются не на высоте. Ну, а об Интернете в районах разговор особый».
 
В общем, туго пришлось бы доктору в районе, если бы не груз иностранной гуманитарной помощи, где оказалась куча свежайшей медицинской литературы. Доктор был счастлив – там было все: современные и разносторонние знания по внутренней медицине и смежным специальностям, детальная и точная информация о болезнях, диагностике и лечении, высокий уровень достоверности и объективности, прагматический и рациональный стиль подачи материала.
 
Книги были чудо, вспоминает врач. Сравнивая медицинскую литературу западной школы и отечественную, русско-советскую, которая нам досталась в наследство, можно отметить главную отличительную черту – «их» высокая объективность и «наш» субъективизм медицинских знаний. Причина проста – она кроется в изоляции отечественной науки. Разница в качестве знаний такова, что каждый, кто начал читать англо-американскую медицинскую литературу (№1 в мире), назад, к оте­чественной уже не вернется. Этот факт, а также то, что в 90-х годах экономика (и медицина) Украины пребывала в жесточайшем кризисе, подтолкнули доктора к естественному выходу – поиску зарубежных контрактов. Кто ищет, тот всегда найдет, и доктор отправился в Сахару.
 
И нефтедоллары не впрок
 
Тот, кому довелось бывать на чужбине, знает – первым делом приходят на ум сравнения. Дескать, у них тут вот так, а у нас иначе. Подобное испытал и наш доктор. Современную украинскую жизнь, как и медицину, лучше всего оценивать, глядя со стороны. Ливия, где работали и продолжают работать сотни наших врачей и медсестер, предоставляет для этого хорошую возможность.
 
Если коротко, ливийские больницы – это Вавилон, если понимать под этим скопление разноплеменного медицинского персонала. Здесь, как в любом другом Вавилоне, можно сравнить профессиональный уровень украинского врача и современные требования, предъявляемые пусть даже в развивающейся стране. Итог анализа, проведенного нашим (подчеркнем – опытным!) специалистом неутешителен. Украинский врач, по мнению доктора Рута, в основном, не соответствует современным требованиям. Но консерватизм мышления, упрямство и незнание новых стандартов в медицине не дают возможности большинству наших врачей честно взглянуть на себя. Главное же кроется в амбициях и незнании.
 
К тому же, удручает почти тотальное незнание английского языка – общепризнанного языка общения и науки. Большинство наших уверены, что они не хуже западных. Однако на вопрос «как вы можете сравнить уровень, если не владеете английским?» обычно следует молчание. Как может получиться хороший врач из человека, закончившего вуз и проходившего практику в клинике, которые находятся в бедственном положении? Как может получиться хороший специалист при отсутствии современной научно-методической базы, учебной литературы и отсталом техническом оснащении, задает вопросы доктор Рут.
 
Нет, доктор не нагнетает истерию, не занимается подлым очернительством и не отрабатывает грязные шпионские деньги. Эти вопросы он в равной степени адресует и вам, уважаемый читатель, и нашим «вертикальным» властям, и себе. Возможно, именно к самому себе он обращается в первую очередь.
 
По наблюдениям нашего остарбайтера, много украинских медработников – любого уровня квалификации – выполняют рутинную работу в поликлиниках или отделениях «Эмердженси» в глубине страны, куда не едут ливийские врачи, которые предпочитают престижный труд в стационарах. Но и сами украинцы не рвутся проявлять себя и с легкостью необыкновенной перенаправляют тяжелых больных в центральные клиники. Свои действия они, как правило, оправдывают тем, что не хотят рисковать, находясь в тесном окружении горячих местных жителей. А еще наши очень неохотно занимаются самообразованием. Может навыков не хватает, а может сказывается, что прибыли из небогатой страны.
 
А может быть, причина кроется в отсутствии самоуважения и не привитой на родине врачебной этике? Действительно, говорит доктор Рут, можно привести в пример «самоуважительное» и вполне «врачебное» поведение докторов из Египта, Индии и прочих небогатых стран. Дома у них тоже не Калифорния, да и бытовая культура хромает. Очевидно, недоработки все-таки следует искать и в наших вузах, и в деятельности медицинских администраторов всех уровней.
 
Далее доктор Рут анализирует состояние ливийской медицины, и поражается тому, как бездумно транжирятся нефтедоллары в Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии. Это ведь не шутка – население страны недотягивает до 7 миллионов человек, а ежегодный нефтяной экспорт составляет более 70 миллиардов долларов! Затраты на медицину в Ливии огромны. Но все же местный народец побогаче норовит выехать на лечение куда угодно – в Египет, Тунис, Пакистан, Бангладеш... Может, проблема в организации системы здравоохранения? Может, еще в чем-то, неведомо. Поживем-увидим.
 
Несмотря на модель развития, приближенную к социалистической, Ливия отдала предпочтение английскому образованию. Это дает надежду, что будущее поколение будет осмысленно действовать в новых условиях, какими бы сложными они ни оказались. Впрочем, судя по тому, что увидел доктор Рут в периферийных школах – крайняя перегруженность классов, полное отсутствие дисциплины, проблемы с культурой, – система образования является английской лишь по названию.
 
Как быть, куда бежать
 
Можно ли хоть что-то сделать сейчас? Да, считает доктор Рут. Он пишет, что гарантией тому является всеобщее стремление к опыту передовых цивилизаций: «Кроме Франции и Германии, которые имеют свою прекрасную медицинскую науку и систему здравоохранения, весь мир основывает медицину на англо-американских стандартах. Это позволяет всем странам достичь высот, даже не имея собственной научной базы. Универсальный язык общения в научном медицинском мире – английский. Благодаря этому арабские страны Ближнего Востока, Египет, Турция, Пакистан, Индия, Бангладеш, страны Юго-Восточной Азии, Латинской Америки, некоторые восточноевропейские государства имеют современные системы медицинского образования. Врачи из этих стран свободно перемещаются и везде находят работу. Их образование «понятно», как универсален и язык общения».
 
Разумеется, не стоит считать, что любой человек, получивший образование по западным стандартам, – обязательно высококвалифицированный врач. Нужно помнить, что хорошего врача учат годами по новейшим методикам, и его уровень напрямую зависит от места и условий работы. Однако, по мнению доктора Рут, средний уровень врача, закончившего университет в Каире или Дели, выше, чем у обладателя киевской или московской «корочки» – это безусловный факт: «Я работал с врачами из развивающихся стран, и большинство не соответствовало моему представлению о высоких западных стандартах. Это было обусловлено их предыдущими невысокими позициями в медицине. Но даже при этом их уровень как врачей общей практики был выше, чем у наших врачей».
 
К сожалению, размеры газетной публикации не позволяют остановиться на всех фрагментах интереснейших воспоминаний. Доктор Рут многое написал о ливийских врачах и методах их работы. О ливийских пациентах, их жалобах, беспокойстве и внимании, которое они уделяют здоровью. О типичных заболеваниях на севере Африки.
 
Он приводит обширную историческую справку о Ливии, из которой, кстати, можно узнать, что лидер Муамар Каддафи, как положено, проживает в столице страны, которая одновременно является центром Триполитании. При этом нефтяные месторождения сосредоточены главным образом в Киренаике. А центр этой провинции – Бенгази, город, сильно пострадавший от варварских налетов авиации. Кстати, большая часть жертв народных волнений – тоже в Бенгази... Чем все это кончится?
 
Далее доктор пишет, что прочитавшие его скромные медицинские заметки получат кое-какую информацию о работе за рубежом. Доктор надеется, что его опыт позволит людям взглянуть на себя и на нашу медицину со стороны. Это никогда не вредно: «Признание отсталости не только в социально-экономической сфере, но и в образовательной, научной и профессиональной, должно побудить нас к преобразованиям. Каждый, начав с себя, может сделать первые шаги для достижения цели. И я не вижу препятствий для этого у наших врачей, которые, без сомнения, способны покорять любые высоты».
m_pavlenko.jpg
Михаил ПАВЛЕНКО. Главное™

Якщо ви помітили орфографічну помилку в тексті, виділіть її мишею та натисніть Ctrl+Enter

Бажаєте першими дізнаватися про головні події в Україні - підписуйтесь на наш Telegram-канал


Бесприданница
Александр КИРШ
Завжди дивіться вгору
Виталий ПОРТНИКОВ
Пушкина убил путин
Александр КИРШ
Спонсоры алкоголизма
Евгений КОМАРОВСКИЙ
"Серый кардинал" мордора
Александр КИРШ
Агент № 347: на пенсии
Александр КИРШ
19 серпня 2022
більше новин
delta = Array ( [1] => 0.00035691261291504 [2] => 0.028249979019165 )