Лонгриды

Суд вынес вердикт по делу о крушении «Боинга» рейса MH17

17 ноября 2022 17:03
mh17

Окружной суд Гааги признал виновными двух россиян и одного украинца в крушении малайзийского «Боинга» в небе над Донбассом в июле 2014 года. На его борту находились 298 человек, все они погибли.

Суд счел вину Игоря Гиркина (Стрелкова), Сергея Дубинского и Леонида Харченко доказанной. Всех троих заочно приговорили к пожизненному заключению. Что касается четвертого обвиняемого, то Олег Пулатов (на лето 2014 года — подполковник запаса ВДВ России) признан невиновным.

Суд посчитал убедительными доказательства того, что самолет был сбит ракетой «Бука», пущенной из хутора Первомайский близ Снежного. Это подтверждается множеством исследований и свидетельских показаний. Недостатки, на которые указывала защита, были незначительными, и их недостаточно для того, чтобы считать расследование необъективным. Материалы российской стороны, напротив, были неубедительными и часто оказывались подделкой.

Доводы защиты о том, что суд не может вынести беспристрастный приговор, так как главным источником информации была СБУ, суд отверг. Данные прослушек подтверждаются другими доказательствами: в частности, фотографиями, видеофайлами, анализом геопозиции телефонов обвиняемых, показаниями свидетелей.

Суд по делу о катастрофе самолета Boeing 777, следовавшего из Амстердама в Куала-Лумпур, проходил в Нидерландах, поскольку две трети погибших пассажиров рейса МН17 были гражданами этой страны. Международную следственную группу, проводившую расследование, возглавляет нидерландский прокурор Фред Вестербеке.

Россия отказалась направить своих представителей в состав этой группы. Она называла политизированным и предвзятым международное расследование, начавшееся спустя две недели после катастрофы, и судебный процесс, который стартовал в марте 2020 года.

Гаагский суд на своем выездном заседании в Амстердаме признал виновными в крушении самолета двух граждан России и одного гражданина Украины:

  • Игорь Гиркин (Стрелков) — гражданин России — по состоянию на лето 2014 года министр обороны самопровозглашенной ДНР, отставной офицер ФСБ;
  • Сергей Дубинский — гражданин России — на лето 2014 года старший офицер российской военной разведки в отставке;
  • Леонид Харченко — гражданин Украины — на лето 2014 года командир подразделения военной разведки «армии ДНР».

При этом суд согласился с выводами следствия о том, что ни один из осужденных лично не участвовал в пуске ракеты, сбившей «Боинг», хотя Харченко мог присутствовать непосредственно на месте пуска. Ранее прокуроры заявляли, что осужденные организовали прибытие в Донбасс зенитно-ракетного комплекса «Бук» из России, а потом обеспечивали эвакуацию ЗРК обратно на территорию России. На одном из предыдущих заседаний прокуроры утверждали, что четверо осужденных «совместно руководили планом уничтожения самолета».

«Для совершения преступления каждый из участников должен был выполнять свою роль, каждый выполнял эту важную роль. При этом требовалось тесное сотрудничество всех участников», — говорил тогда представитель прокуратуры.

По решению суда, виновные должны заплатить 16 млн евро компенсации родственникам погибших.

Суд заключил, что «Боинг» рейса МН17 был сбит ракетой «Бук», пущенной из района Первомайского близ города Снежное на востоке Украины (эта территория в тот момент находилась под контролем сил самопровозглашенной ДНР).

Суд считает, что на момент крушения самолета Россия установила эффективный контроль над руководителями и сторонниками самопровозглашенной ДНР на востоке Украины.

В мотивировочной части приговора говорится, что Россия с середины мая обеспечивала подготовку военных ДНР, поставку оружия и продовольствия, осуществляла серьезное влияние на политиков ДНР, координировала военные акции сепаратистов и сама предпринимала военные действия на востоке Украины.

Например, изучив заявление и перехваченные телефонные переговоры Александра Бородая (он руководил ДНР с мая по август), суд пришел к выводу, что несмотря на свой высокий пост в ДНР, Бородай постоянно советовался с представителями российских властей о принятии решений, в том числе о решениях, касавшихся ситуации с рейсом MH17.

Суд заключил, что военные действия командиров ДНР также координировались с Россией. Об этом свидетельствуют перехваты многочисленных переговоров военных ДНР разных рангов — от младших офицеров до тогдашнего «министра обороны» ДНР Игоря Гиркина.

Делая заключение о том, что МН17 был сбит именно ракетой ЗРК «Бук» с поля вблизи Первомайского, находившегося под контролем «ДНР», суд руководствовался несколькими группами доказательств.

Речь идет, например, фотографиях дымового инверсионного следа от запуска ракеты, сбившей «Боинг». В качестве свидетеля был допрошен человек, который лично сделал такую фотографию с балкона своего дома в городе Торез. Исследование этой фотографии показали, что сопоставление направления этого следа, времени, когда был сделан снимок, и времени пропажи МН17 с радаров, позволяют утверждать, что речь идет именно о ракете, сбившей МН17. Судья упоминает о наличии в материалах дела других фотографий инверсионного следа, найденных в интернете.

Кроме того, суд принял во внимание показания засекреченного «Свидетеля М58», который лично видел, как на поле вблизи Первомайского заехал «Бук», затем с поля раздался громкий звук взрыва, а затем с поля выехал тот же «Бук», но без одной ракеты. Показания этого свидетеля ставились защитой под сомнения из-за их якобы непоследовательности, однако суд постановил, что может доверять им, так как отдельные детали свидетель мог посчитать неважными либо же его просто подводила память.

Кроме того, суд руководствовался спутниковыми фотографиями места запуска «Бука» до и после залпа ЗРК. Суд обратил внимание на пожар на поле вблизи Первомайского: он мог быть вызван запуском ракеты «Буком». Следы от гусениц, оставленные на поле, также совпадают с техническими данными ЗРК «Бук».

Упомянутые ранее перехваты телефонных разговоров между боевиками свидетельствовали о том, что ракета из ЗРК «Бук» по некоей воздушной цели (сначала боевики считали, что сбили украинский военный самолет, осознание того, что катастрофу потерпел именно гражданский лайнер, пришло позже) была запущена именно из района Первомайского.

Также суд руководствовался экспертизами поражающих элементов в форме бабочки, характерными именно для ракеты ЗРК «Бук», а также некоего зеленого осколка, найденного в стойке левого окна кабины пилотов «Боинга». Экспертные выводы и исследование металлургического состава этого осколка показали, что этот фрагмент принадлежит именно ракете от «Бука».

По словам судьи, все эти факторы в совокупности формируют «очень сильные доказательства» того, что «Боинг» был сбит именно ракетой от ЗРК «Бук» с поля вблизи Первомайского.

Судья констатировал, что из материалов дела невозможно установить, как именно действовал экипаж «Бука» в момент запуска ракеты, кто именно дал экипажу указание о запуске ракеты и как это произошло.

Приговор по делу о катастрофе МН17 был зачитан в отсутствие всех четырех обвиняемых.

Трое из них отказались взаимодействовать с судом. Олег Пулатов был единственным, кто хоть как-то участвовал в процессе. На заседания он ни разу не явился, но был представлен своими адвокатами, а также прислал несколько видеозаписей со своим участием.

В последнем слове адвокат Пулатова заявила, что ее подзащитному не было обеспечено право на презумпцию невиновности.

Игорь Гиркин в последнее время приобрел репутацию известного военного блогера, критиковавшего недостаточно радикальный подход российской власти к войне в Украине. Сейчас он, предположительно, сам участвует в боевых действиях. Обвинение против себя он комментировал скупо, ограничиваясь утверждениями о том, что «ополчение самолет не сбивало».

Сергей Дубинский свою причастность к трагедии отрицал.

Леонид Харченко не давал журналистам комментариев по поводу своей причастности к крушению «Боинга». Он получил российское гражданство и теперь не живет на Донбассе.

Россия предлагала провести суд над тремя осужденными, обладающими российским гражданством, на своей территории, однако получила отказ на этот запрос. Ее представители неоднократно называли процесс, проходящий в Амстердаме, политизированным и однобоким.

Нидерландские прокуроры считают, что физическое отсутствие обвиняемых в суде сегодня еще не означает, что они никогда не понесут реального наказания.

«У нас есть сомнения, что обвиняемые отбудут свой срок, поскольку Россия не экстрадирует своих граждан. Но никто не знает, что несет будущее, а мы, со своей стороны, приложим все усилия к их аресту», — сказала на одном из заседаний суда обвинитель.


Если вы заметили орфографическую ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Хотите первыми узнавать о главных событиях в Украине - подписывайтесь на наш Telegram-канал

ТОП-новости
Последние новости
все новости