Владимир ЧИСТИЛИН. Главное™
Неизбежность революции
Если у кого-то еще были иллюзии, то последние события в парламенте наглядно показали, что нынешние политические элиты не способны договориться между собой. В ситуации паралича власти единственный выход избежать установления диктатуры, (причем не важно в чьем исполнении - Януковича или условного Тягнибока) – это готовить общество к буржуазно-демократической революции.   Пора уже перестать считать Украину уникальной страной, на которую не распространяются исторические законы. Все молодые государства проходили переходный период неофеодализма или, как привыкли называть его у нас, - олигархического капитализма. В конце концов, нации или дозревали до следующей стадии своего развития, или распадались под натиском колонизаторов.   На сегодняшний день существует три устойчивых мифа о невозможности буржуазной революции в Украине, которые активно внедряются в сознание масс: акции протеста принесут море крови; после разочарования от Майдана никто уже не выйдет, и, наконец, в стране нет лидера, способного поднять людей.   В результате те, кто боится слова «революция», ничего взамен обществу не предлагают, а только безропотно вздыхают, видя, как страна по всем направлениям катится вниз. Мнимый диалог с оппозицией используется нынешним режимом лишь для того, чтобы выиграть время, перегруппироваться и нанести ответный удар. Оппозиция это отлично понимает, но четкого плана действий у нее нет, финансовый ресурс ограничен, да и инстинкт самосохранения часто берет вверх над решением стратегических задач.   Но в том-то и дело, что под буржуазно-демократической революцией следует понимать не победу на очередных выборах, не захват Межигорья и даже не получение булавы оппозиционным Кличко, на которого в решающий момент поставят денежные мешки Януковича. Речь идет о глубинных общественно-политических преобразованиях путем восстания среднего класса против олигархов. Пока оно еще может быть относительно безболезненным и мирным, но надо понимать, что чем дальше, тем труднее будет избежать кровопролития. Майдан 2004 года в идеале должен был увенчаться приходом новых элит и победой современных бюргеров над олигархическими кланами, но тот шанс украинцы упустили. Получив независимость как дар свыше, не пролив за нее ни капли крови, осенью 2004 года мы еще раз имели реальную возможность изменить ход истории, но оранжевая революция не принесла желаемого результата. Миллиардеры проиграли миллионерам, а не сумевший отстоять свое право на власть средний класс оказался на обочине. Как следствие, бизнес ушел в подполье: одни - эмигрировали, другие - посчитали меньшим злом сотрудничество с властью, третьи - просто ушли из политики, дожидаясь лучших времен. Тот факт, что сейчас с небывалым цинизмом давят на предпринимателей, как раз вселяет надежду, что там, в стороне, они не усидят, а о том, что революции избежать не удастся, эксперты сегодня уже говорят в открытую.   Однако, для того, чтобы победить олигархический капитализм и не попасть в ловушку Майдана-2 среднему классу надо понимать ключевые признаки украинского «неофеодализма». Иными словами, какие «раковые опухоли» общества необходимо удалить в результате предстоящей буржуазно-демократической революции. Обобщу то, о чем не раз уже было сказано. Первое - неравенство перед законом. Сегодня правовые нормы неодинаковы для разных социальных групп: высокопоставленные преступники и их отпрыски фактически неподсудны, зато представители среднего и нижнего – фактически беззащитны, в том числе, в смысле перспективы стать «козлом отпущения» с реальным сроком.   Второе – в стране фактически отсутствует разделение ветвей власти: все подчинено межигорскому монарху.   Третье – государство погрязло в системе коррупционной бюрократии. Чиновник назначается не на должность, а получает «в кормление вотчину», взимая с нее поборы.   Четвертое – повсеместно действуют полуфеодальные принципы госслужбы, при которых власть имущие на местах являются личными вассалами своего сюзерена. Должности раздаются на основании личностно-клановых критериев, а не по профессиональным качествам.   Пятое – сосредоточение собственности и средств производства в руках «феодальных ФПГ», получающих их по принадлежности к правящей партии, а не на основе рыночных механизмов. Подобная организация общества тормозит развитие и исторически обречена, поскольку душит частную инициативу, выталкивает за рамки процесса самых активных представителей «третьего сословия» и консервирует архаическую политическую систему.   Единственный известный в истории механизм, позволяющий преодолеть феодальные пережитки - это буржуазно-демократическая революция. То есть, уничтожение государственных институтов, которые препятствуют росту буржуазной собственности и развитию соответствующих общественных отношений. Только после устранения «старых порядков» можно говорить о каких-либо реформах, формировании новой партийной системы, борьбе с коррупцией и иными пороками общества. При наличии предпосылок, вопрос буржуазно-демократической революции состоит только в наличии критической массы недовольных и активности элит. Будем реалистами: пока ни того, ни другого не проглядывается, но вспомним, что весной 2004 года тоже никто не предполагал, что через полгода миллионы украинцев поднимутся с колен с лозунгами «Свободу не спинити!».   Европейцы, видя разочарование участников Майдана, часто недоумевают. «А чего вы, собственно, переживаете. Неужели вы думали, что один раз выйдете отстаивать свои права, и на этом все закончится?», - укоризненно вопрошают на Западе. Если потребуется надо выходить на площадь десятки раз, пока в обществе не произойдут структурные изменения.   Безусловно, украинскому народу присуща толерантность. Генетически он очень терпеливый, а Голодоморы, войны и репрессии не могли пройти бесследно. Но сегодняшняя социология показывает, что народ потихоньку дозревает до протестов. Центр Разумкова на начало марта дает такие данные: 32,7% опрошенных допускают собственное участие в санкционированных митингах и демонстрациях, 16,9% - в забастовках, 16,7% - в несанкционированных акциях. Если ситуация в стране ухудшится, то 13,4% украинцев готовы принять участие в бойкоте решений органов власти, 9% - в блокировании движения на дорогах и железных дорогах, 4,3% - в уличных беспорядках, 4% - в создании независимых от президента и правительства вооруженных формирований. Уверен, что чем дальше в лес, тем толще будут партизаны. С ухудшением ситуации процент недовольных станет расти по восходящей, но, повторюсь, нам нужны не перевороты и национализация Межигорья, а именно буржуазно-демоктическая революция со всеми вытекающими из нее последствиями. Без истерик и столкновений, с сознательной работой ради определенной цели.   Имеются ли для этого лидеры? Убежден, что в стране они есть. Возможно, пока они особенно публичны и узнаваемы. Но искать их стоит не в партийных офисах, а среди «третьего сектора»: в предпринимательских кругах, в правозащитных организациях, независимых профсоюзах, университетских кафедрах и даже на биржах труда. Опыт помаранчевой революции показал, что украинцы способны к быстрой и эффективной самоорганизации. По всей стране бушевали Майданы, в которых неизменно находились вожаки, способные поднять на борьбу сотни единомышленников. Не все они ушли на политическую пенсию, покинули страну или влились во властную вертикаль. Да и за прошедшее десятилетие подоспела свежая поросль. Или вы думаете, что только новый владелец «Металлиста», которому в 2004 году было 19 лет, сумел в Харькове научиться руководить людьми и создавать бизнес? К тому же история знает немало случаев, когда малоизвестные личности поднимали народ на борьбу. Вспомним хотя бы, что Богдана Хмельницкого как политической фигуры за полгода до битвы под Желтыми Водами не существовало, а еще через три месяца он уничтожил все военные силы Речи Посполитой. Никем не замечаемый Ленин в январе 1917 с грустью писал, что, наверное, не увидит революцию, а через 10 месяцев он сумел реализовать невозможное. Вообще, это только на первый взгляд кажется, что все подчинено какой-то внутренней логике причинно-следственных связей. На самом деле, история часто иррациональна, и, возможно, мы с вами даже не догадываемся, какие чудеса в неотдаленном будущем уготовил нам промысел Божий. 
Когда арестуют депутатов
Осталось только три группы граждан, которые способны оказать сопротивление режиму: журналисты, предприниматели и оппозиционные депутаты. О сворачивании свободы слова в Украине сказано уже предостаточно. Еще не сломленный мелкий и средний бизнес собираются уничтожить созданием финансовой полиции. Найти управу на непокорных парламентариев призван закон о лишении депутатской неприкосновенности. Уже в апреле власть пообещала запустить механизм, который к осени должен охладить пыл многих народных избранников.   Суть законопроекта очень проста. Если депутатскую неприкосновенность снимут, то после вступления в силу обвинительного приговора, арестовать или задержать нардепа можно будет без согласия Верховной Рады. Как выносятся у нас приговоры никому, думаю, рассказывать не надо. Поэтому на Банковой справедливо полагают, что перед угрозой оказаться за решеткой неопределившиеся избранники станут посговорчивей. Ну, а тем, кто полезет на рожон, придется отбиваться от уголовных дел или их вынудят покинуть страну.   До недавнего времени подобные перспективы казались не более чем политтехнологическими страшилками. Но после того как в судебном порядке был лишен мандата Сергей Власенко, любые, даже самые нереальные инициативы власти стоит воспринимать всерьез. Беспределу, похоже, нет конца. Ведь по действующему законодательству забрать иммунитет у нардепа может только Верховная Рада. Беспрецедентное лишение депутатского мандата через суд противоречит не только здравому смыслу, но и Конституции. Поэтому в администрации президента и приняли решение ее изменить.   На днях спикер Рыбак заявил, что он поддерживает идею отмены депутатской неприкосновенности. Чуть ранее была даже названа дата - 18 апреля, на которую запланировано рассмотрение законопроекта нардепа Писаренко в первом чтении. Сам харьковский нардеп объясняет, что комитет правовой политики, который он возглавляет, занялся неприкосновенностью потому, что соответствующий документ уже одобрила Рада предыдущего созыва, и он был одним из первых в повестке дня. Процедура воплощения его в жизнь довольно сложна. Закон о регламенте ВР предусматривает, что принимать изменения в Конституцию нардепы должны на двух сессиях парламента. Для начала нужно вновь утвердить документ в первом чтении простым большинством - 226 голосами. А чтобы переписать Основной закон, на следующей сессии необходима поддержка уже конституционного большинства в 300 голосов. Таким образом, лишить себя неприкосновенности нардепы смогут не раньше осени нынешнего года.   Всё это юридические формальности, если следовать духу и букве закона. Но что-то подсказывает, что команда Портнова-Писаренко придумала хитрую многоходовую комбинацию. Ее очертания уже озвучили представители ряда общественных организаций. Если гарант не распустит бездействующую Верховную Раду, то планируется инициировать проведение всеукраинского референдума, на который будут вынесены вопросы сокращения численности народных депутатов до 300, введение второй палаты парламента, а также проведение внеочередных выборов только по мажоритарной системе. Первым камнем новой конструкции, призванной оставить Януковича на троне, должна стать именно отмена депутатской неприкосновенности.   Заметим, что сама эта тема для отечественного политикума не нова, и главное весьма популярна среди избирателей. Еще несколько лет назад ее поддерживало более 90% украинцев. Напомним, что именно с лозунгом «Закон один для всех» вела избирательную кампанию 2006 года «Наша Украина». Юлия Тимошенко в свое время называла принятие ее политсилой закона о депутатской неприкосновенности ошибкой, которую следует быстрее исправить. Позже эту идею стали активно продвигать «регионалы». Законопроект №3251 Януковича и Лавриновича в 2009 году после голосования в Раде был направлен в Конституционный суд. Тогда КС признал конституционным ограничение неприкосновенности депутатов. Правда, при этом представители Фемиды не посчитали соответствующим Основному закону отмену неприкосновенности президента, за что активно ратует нынешняя оппозиция. После этого о проекте все благополучно забыли на несколько лет, а теперь грядет попытка его реанимации.   При всей внешней демократичности предложения, в сегодняшних реалиях убедить Европу в прогрессивности этого шага будет невозможно. Во-первых, депутатская неприкосновенность в том или ином виде существует в большинстве стран ЕС. И хотя в последние годы ее действие имеет тенденции к сужению объема и границ, совсем лишены депутатского иммунитета, кажется, только голландские парламентарии. А, например, в Австрии, Греции, Франции народных избранников преследуют за преступления только в том случае, если деяние не связано с политической деятельностью. В таких странах, как Швеция, Ирландия и Португалия, иммунитет депутата не распространяется на серьезные преступления, которые караются лишением свободы на срок от 2-3 лет. В Македонии, Словении, Хорватии (в случае задержания на месте преступления) - на 5 лет. В Финляндии, - если злодеяние тянет минимум на 6 месяцев тюрьмы. Подчеркиваю, везде речь идет исключительно о криминальных правонарушениях без какого-либо намека на политический подтекст. Во всех остальных случаях депутаты имеют иммунитет, и без согласия парламента арестовать их никто не имеет права. Учитывая, что в Украине есть официально признанные Западом политзаключенные и политэмигранты, рассчитывать на понимание Европы Януковичу не приходится. Тем более что, скажем, в Германии, Италии или Чехии, депутатская неприкосновенность считается вполне приемлемой нормой. Но в отличие от этих государств Украине еще далеко до демократии, а потому наличие депутатской неприкосновенности на данном этапе является важным предохранителем от сползания к диктатуре.   Второй немаловажный момент, который почему-то не принимает во внимание команда Януковича, - резкая критика Западом отечественного судопроизводства. Пример лишения ВАСУ депутатства Балоги и Домбровского показывает, что попирается не только процедура принятия решений, но и основополагающий принцип юриспруденции - «закон обратной силы не имеет». Сегодня практически все европейские институции говорят о серьезных проблемах с независимостью правосудия в нашей стране. Для людей северо-атлантической цивилизации суд - это не просто третья ветвь власти, а реальный механизм защиты своих интересов, к которому относятся совершенно иначе, чем у нас. В ситуации, когда судебная система полностью уничтожена, любое преследование в Украине народного избранника будет рассматриваться в ЕС через призму политического террора. Не случайно, когда только в первый раз начали проталкивать этот вопрос, украинский аналитический центр «Лаборатория законодательных инициатив» пришел к выводу: «Институт депутатского иммунитета играет положительную роль в авторитарных и переходных государствах, где демократические традиции не вполне оформились. Преждевременное ограничение депутатского иммунитета в таких странах может привести к сворачиванию процессов развития парламентаризма».   При той репрессивной машине, которую мы сейчас имеем, правоохранительные органы с подачи судов способны подавить любого депутата, если у него отберут неприкосновенность. Не удастся ее отменить через ВР, включится долгожданный маховик Медведчука – референдум. Не получится через народное волеизъявление - вступит в процесс Высший административный суд Украины или еще какой-то доселе неведомый юридический механизм.   Именно поэтому оппозиции надо не только требовать создать временную следственную комиссию ВР по вопросам расследования фактов «антиконституционного пересмотра властью волеизъявления на парламентских выборах», но и во всеуслышание заявлять, что в стране начался Конституционный переворот. Под этими лозунгами надо проводить в городах уличные акции «Вставай, Украина!» и быть готовым к внеочередным выборам, причем не только мэра Киева. По данным соцопросов, уже почти треть страны намерены выйти на митинги. Для сравнения, в июле 2004 года в протестах готовы были принять участие лишь 18% украинцев. Времени, на самом деле, у оппозиционных депутатов совсем немного. К осени финансовая полиция уже подомнет под себя весь бизнес. Генпрокуратура  уже заявила, что хочет сажать за клевету в СМИ. Если не предпринимать активных действий, то к концу года арестовывать придут уже самих депутатов
Шустрый манипулятор
 Вряд ли кто-то надеялся, что накануне прощеного воскресенья Савик Шустер выйдет в эфир и извинится перед украинским народом за политические манипуляции. Хотя после публичного позора «уберите градусник с экрана» даже неискушенному в телевидении обывателю стало понятно, что его водят за нос.   Собственно, о том, что гражданин Канады и Италии, уроженец Литвы, Шевелис Михайлович Шустерис, ведет свои политические шоу под диктовку людей из окружения Януковича, известно давно. Просто история с требованием снять из эфира график с низким рейтингом Азарова наглядно продемонстрировала, что под видом независимой журналистики нам ненавязчиво «втюхивают» сценарии, написанные в администрации президента.   Заметим, что скандалы сопровождали телевизионного гуру и раньше. О том, что думают о Шустере коллеги из России в интернете написано немало. Пусть эпитеты «предатель, карьерист, продажный» останутся на совести тех, кто в разное время работал с Савиком в Москве. Не будем уподобляться и его завистникам, утверждающим о нестыковках в биографии Шустера или о том, что в 80-е в мире не было ни одной войны, на которой бы он не заработал. Поговорим об украинском периоде самого популярного телеведущего, чья аудитория составляет почти половину нашей страны.   Никто не оспаривает, что Шустер – классный журналист, но в этом смысле не менее профессиональными выглядят Пиховшек, Джангиров или Киселев, недавно возглавивший новостной продакшн «Интера». Если Савик не комментирует футбол, то его спортивные передачи – вообще образец для подражания, но политические ток-шоу - это сплошное одурачивание народа. И, похоже, чем дальше, тем больше напоминает советскую пропаганду.   Первым по-настоящему серьезным ударом по имиджу Шустера стала финальная часть проекта «Великие украинцы» в мае 2008 года. Волны этого скандала тогда докатились даже до Верховной Рады. Напомню, по словам шеф - редактора проекта Вахтанга Кипиани, князь Ярослав Мудрый получил первое место в результате брутальных махинаций с итоговым SMS-голосованием. И если бы не «вброс голосов», о котором, конечно же, знал Савик, то победителем стал Степан Бандера. Естественно, Табачник и компания подобного допустить не могли, в результате волеизъявление украинцев было грубо сфальсифицировано.   Столичные журналисты не раз давали понять, что профессиональные стандарты блуждающей по каналам телезвезды не всеми приемлемы. Так Мустафа Найем закрыл свой проект «After Live» в знак протеста, что из программы вырезали рассказ Шустера о переговорах с Левочкиным про переход Савика на Первый национальный. Шеф-редактор издания «Левый берег» Соня Кошкина, ведущий проекта «Личное дело» на «1+1» Жан Новосельцев, а также ведущий программы «Знак оклику» на ТВi Артем Шевченко в свое время требовали объяснений, почему в последний момент им отменили приглашение в программу «Шустер live», гостем которой был министр внутренних дел Могилев. Вот как эту ситуацию описывал тогда Жан Новосельцев: «Сначала позвонили и спросили, какие у меня вопросы к министру. Я им сказал, что выслал видео, где сотрудники УБОП избивают и издеваются над одним человеком. Однако потом со студии перезвонили и сообщили, что министр, скорее всего, не придет, формат меняется - будет больше политиков». Могилев, естественно, был, а вот неугодных журналистов отсеяли.   Вспомним позицию коллег с5-го канала, «1+1», СТБ, Нового канала, «Интера » и ICTV, заявивших, что «каждый, журналист, который будет писать или показывать Чечетова, будет считаться таким, который не имеет общественной позиции». Через некоторое время бойкот лгуну Чечетову был нарушен именно в телешоу «Шустер Live». Обвинения в манипулятивных технологиях при соцопросах предъявляла Савику и директор фонда «Демократические инициативы» Ирина Бекешкина. Вопрос в одной из его программ: «Имеет ли право Европейский Союз навязывать свои правила Украине?», заранее настраивал аудиторию на прогнозируемый ответ.   Что уж после этого говорить о политиках, которые не раз прямым текстом обвиняли Шустера в продажности и заангажированости. Вспомним хотя бы претензии, звучащие из уст столь разных в идеологическом плане персон как Герман, Бродский, Турчинов. Харьковчане помнят, как Савик специально приехал в наш город, чтобы сняться в предвыборном ролике Писаренко или раскручивал «оппозиционерку» Королевскую в проекте «Народный список». Думаю, многие не забыли, как у Шустера не пускали на эфиры Тимошенко и оппозиционных депутатов, зато «неожиданно» ворвалась в студию бывшая жена Власенко, когда прокуратура только начинала копать под адвоката. Те, кто был на прямых эфирах, знают, что войти в студию постороннему в принципе невозможно, поэтому, когда Савик делал удивленное лицо при появлении Окунской, то это сцена из той же оперы, что с шипением про градусник Азарова. Стоит ли после этого удивляться, что именно Шустера приглашает Янукович в Межигорье или на встречу в узком кругу журналистов. А как только Фирташ с Левочкиным забрали у Хорошковского «Интер», Савик тут же оказался на самом рейтинговом канале Украины, сменив непредсказуемую Безулик. Или у кого-то еще есть иллюзии, как будет использоваться первая кнопка страны в стремлении окружения Януковича оставить его на второй срок.   Мне могут возразить, а в чем собственно проблема? Не хочешь - не смотри. Отвечаю: лично я уже давно не трачу пятничный вечер на пустую болтовню политиков, которые только тем и занимаются, что пиарятся, ничего нового не сообщая обществу. Мне непонятно только почему Партия регионов принципиально не приходила на эфиры «Справедливости» к Безулик, а оппозиция с упорством подыгрывает Шустеру и его работодателям. Бойкот подобного рода политических проектов со стороны оппозиционеров сделал бы манипулятивные шоу никому не интересными. Даже политически озабоченные граждане, видя, что кактус несъедобный, перестанут не только плеваться, но и жевать неперевариваемый продукт. Мне опять скажут – это недальновидно. При тотальной цензуре на ТВ у оппозиции есть хоть какая-то трибуна для объяснения своей позиции, а так она лишится последних медийных рычагов влияния. Но в том то и дело, что народ не станет три часа слушать о «покращенні» Азарова и его соратников, если не будет интриги. В конце концов, спасти нерейтинговую программу не сможет даже Ляшко с вилами или заштатный провокатор Колесниченко. А чем играть в «телевизионные наперстки», может все-таки честнее вообще не участвовать во лжи? Кстати, при однобокой пропаганде есть ощущение, что люди просто выключат телевизор – и в конечном итоге режим падет быстрее. А пока действительно складывается впечатление, что Савик Шустер – самый свободный журналист. Куда его правящая партия пошлет - там он и будет работать
День таджикского журналиста
 За кого только не пили в минувшие выходные: за Клару Цеткин и Тараса Григорьевича, за любимых дам и ненавистных мужчин. Казалось бы, уже понедельник - и пора остановиться, так нет же – сегодня, 11марта, у таджикских журналистов профессиональный праздник – день печати. А поскольку их проблемы нас также волнуют, как и судьбы харьковских коллег, то мы решили понять, чем их Рахмон рахмонистее нашего. «Что может знать житель пустыни о морской пене», - гласит таджикская пословица. Действительно, ой, как несладко живется «верблюдам пера и микрофона» в знойной республике. В рейтинге свободы слова страна занимает 171 место в мире. Недавно журналистам заблокировали доступ в Facebook, средняя зарплата корреспондента в Душанбе 100 долл в месяц, а потому все вынуждены работать в двух-трех изданиях. У большинства нет ни диктофона, ни интернета, в редакциях почти отсутствуют компьютеры, а что такое командировки - там вообще давно позабыли. И это, можно сказать, еще полбеды. В совместном заявлении журналистских объединений республики тамошнему президенту Эмомали Рахмону говорится: «нагнетание атмосферы страха и незащищенности, которое является делом рук криминальных элементов, чревато последствиями, и может способствовать «утечке мозгов» из страны». Разумеется, и в Украине есть цензура, бесправие журналистов, деградации профессии, но, к счастью, нашего брата пока не отстреливают. Бывает, правда, что мэр после просмотра остросюжетного кино позволит себе грубость и откровенные угрозы в адрес мэтра телевидения, но это, будем надеяться, больше от эффекта фильма «Джанго освобожденный», чем по злому умыслу градоначальника. У нас вообще принято молчать и делать вид, что ничего не происходит. Поэтому в «неньке» и не блокируют все интернет-ресурсы, как это недавно случилось в Таджикистане. А повод, между прочим, ломаного сомони (там такая валюта) не стоит – душанбинский журналист всего-навсего написал безобидную статью «Страна накануне революции». Безусловно, мы тоже то и дело вздыхаем по медийному мартирологу, спрашивая себя, кто следующий? «Газета по-харьковски», МОСТ-Харьков, еженедельник «Пятница», «Харьковские новости», Фора, АТН, А/ТВК, «Майдан свободы», список можно продолжать. Да и те, кого еще не накрыл кризис и политическая целесообразность, как говорят таджики: «на зеби цома, на цабули омма». Сокращают людей в областной телерадиокомпании, идет отток кадров из «Объектива», дышит на ладан радио «Новая волна», фактически прекратило существование «Статус-кво». Последнее мне особо дорого, поскольку довелось возглавлять его в предреволюционные дни 2004-го, быть уволенным по политическим причинам, долго судиться и выиграть процесс у собственников СМИ. Конечно, мы не в Таджикистане, где масс-медиа закрывают одним росчерком пера, но пример с уничтожением едва ли не единственного информационного агентства в городе, с профессиональной командой, комфортным пресс-центром, опытными редакторами, весьма показателен. В чем-то он даже роднит нас с потомками Омара Хайяма, пытающимися быть «четвертой властью» под неумолимыми камнепадами Памира. «Память у человека стирается, точно медная монета в деревянной чашке дервиша», - любят повторять мудрые таджики. Мы уже писали о том, как редакция «SQ» получила «разнос сверху».  Коллеги рассказывают, что мэр не раз лично звонил главному редактору, кричал на нее, грозился что закроет агентство и сотрет контору в порошок, а если нужно, то и ее хозяина – однопартийца, генерального директора «Турбоатома» и владельца «Мегабанка» Виктора Субботина. Впрочем, сам городской голова свою роль в закрытии «Статус-кво» скромно отрицает, называя обвинения, не более чем сказками Ходжи Насреддина. Как бы там ни было, несмотря на колоссальное давление на бизнес Субботина, еще в декабре все было хорошо: банк утвердил агентству бюджет, перспективы вырисовывались самые оптимистичные. Можно было снова приглашать на мастер-классы Виталия Портникова, Сергея Рахманинова, Андрея Куликова. Но тем то мы и отличаемся от таджиков, что у них все ясно с самого начала, а у нас восточное коварство подменяется иллюзией свободы. В конце января ни с того, ни с сего в «Статус-кво» началось резкое сокращение финансирования. Пришлось уволить половину сотрудников. Остальным запретили писать о Тимошенко, об оппозиции, наказали больше давать позитива про городскую власть. В редакционную политику влезли аксакалы и стали наседать, чтобы критических новостей в адрес нашего Рамона в ленте больше не появлялось. Как это бывает, знаю не понаслышке, ибо аналогичная ситуация имела место осенью 2004 года, что, собственно, и вынудило тогда меня сделать официальное заявление о политической цензуре со стороны собственников в агентстве. Спустя 8,5 лет все прошло по-восточному тихо и без скандалов. Сначала кардинально изменили формат, убрав из него политику, потом все новости потребовали утверждать через банковского цензора, а через месяц уволили главного редактора и остальных журналистов, оставив только трех человек для поддержания ленты. Вроде, как и караван идет, чтоб собаки не лаяли, и про мудрого визиря больше писать нет надобности. Сайт перепрофилировали на экономический лад, что вполне логично, как никак «Турбоатом» поставляет турбины для Нурекской и Рогунской ГЭС, а чуть ли не в единственном из оставшихся в живых информагентств города все как в таджикской поговорке «с крапивы гранатов не собирают». Кстати, осенью 2013 года у тамошнего Рахмона президентские выборы, а потому местные журналисты в свой профессиональный праздник 11 марта жалуются, что гайки у них закручивают по самый болт, и читать в СМИ стало нечего. Самое старое издание «Вечерний Душанбе» теперь есть только в интернете, более 130 популярных сайтов заблокированы, нет независимых телеканалов, ежедневная газета, кажется, только одна, и то ее из-за судебных исков скоро закроют. Другое дело у нас в «первой столице». Многотиражные, а, следовательно, интересные читателю издания «Вечерний Харьков», «Время», «Слобідський край», «Харьковские известия». Телевизионных каналов вообще, как воды в Сарезском озере. Есть выбор среди теленовостей: хочешь - смотри «7 канал», хочешь - «Фору», в конце концов, льет информационными потоками, словно водопад в Искандаркуле, областное телевидение. Таджикским коллегам надо еще поучиться у них объективности, незаангажированности, профессиональной этике. А то даже в Душанбе журналисты жалуются, что молодежь не идет работать в масс-медиа, что уж говорить о провинции. Смущают мизерные зарплаты, тотальная цензура, правовая незащищенность. Совестливые молодые таджики не желают лгать о «покрашенні» Эмомали Рахмона и покидают профессию. Старшее поколение думает только о том, как бы дожить до пенсии, памятуя, что с 1990 по 2001 год Таджикистан считался одной из самых опасных для журналистов стран мира. Ежегодно в республике убивали от 50 до 80 представителей масс-медиа. Сейчас ситуация чуть лучше, но в местных СМИ вы уже не найдете журналистских расследований. К главному редактору могут запросто прийти на чай работники КГБ и мирно «поговорить по душам». Поинтересоваться: как дела, столько у него врагов, полюбопытствовать, когда он везет детей в школу? Как правило, после такой беседы главред начинает гораздо напряженней вычитывать материалы, идущие в номер. Если не понимает: у стен редакции для начала появляются боевики. Как гласит таджикская мудрость: «хорошему коню достаточно одного удара плетью, умному человеку - одного слова». В общем, нечего унывать, что позади праздники, а за окном вместо весеннего солнца все по колено в снегу. В конце концов, у нас Масленица, а у коллег из Таджикистана сегодня день журналистов. Может, это вообще хороший повод задуматься, а не настала ли пора харьковским СМИ поменять формат? Зачем рисковать и писать о местных проблемах, если есть столько острых, злободневных тем в республиках Средней Азии, на Кавказе, в Албании, с которой уже начинает нас сравнивать Портников. Таджики говорят: «Кто идет на большие дела, не оглядывается на собачий лай». Стоит прислушаться к мудрому народу, а заодно перестать читать между строк и все-таки определиться, кто сторожевые псы демократии и - камо грядеши
Пора вводить санкции
 Лишив защитника Тимошенко депутатского мандата, Янукович отчетливо дал понять, что ему абсолютно наплевать не только на то, что думает о нем собственный народ, но и на мнение Запада. Его цель – остаться при власти любой ценой, и для этого будут пущены в ход все средства, включая силовой вариант развития событий. Что побудило гаранта, буквально через несколько дней после обнадеживающей поездки в Брюссель, пренебрежительно бросить вызов цивилизованному сообществу, сказать трудно. То ли он уже начал выполнять ультиматум Кремля, то ли убедился, что еврочиновников можно «разводить как котят», то ли просто на Банковой посчитали, что больше нет смысла имитировать правила приличия. Но как бы там ни было, тем, кто на Западе еще питал какие-то иллюзии в отношении демократического выбора Украины, со вчерашнего дня должно стать понятно, что бульдозер не остановится ни перед чем. Недооценивать риски и возможные последствия Янукович не мог. Накануне оглашения решения суда по Власенко МИД Германии вызвал «на ковер» посла Украины в Берлине. Немцы недвусмысленно дали понять, что в случае необдуманных действий по этому вопросу будет поставлен крест на подписании соглашения об ассоциации. Через несколько часов после оглашения вердикта ВАСУ депутат Европарламента Ребекка Хармс уже не церемонилась: «Если украинская власть будет использовать судебную систему для борьбы с политическими оппонентами, Европа может применить визовые санкции». На дипломатичное заявление Госдепа США, что власти надо «уважать волю украинских избирателей, высказанную в октябре 2012 года на парламентских выборах», а также что следует «выполнять международные обязательства относительно верховенства закона и демократии», МИД Украины ответил в духе времен «холодной войны». «Решения Высшего административного суда Украины являются обязательными для выполнения и обжалованию не подлежат. Учитывая это, мы удивлены попыткой Государственного департамента США, давать политические оценки судебным решениям и процессам, которые лежат исключительно в юридической плоскости», - заявили в ведомстве. По сути, вчера был создан прецедент по уничтожению парламентской оппозиции, а если называть вещи своими именами, - осуществлена попытка Конституционного переворота. Теперь у нас нет ни судебной власти, ни фактически законодательной, поскольку если депутаты «проглотят» и это беззаконие, (то есть не пойдут на досрочные выборы ВР), то в 2015 году с ними никто уже разговаривать не станет. Единственное, что сдерживало Януковича от откровенного авторитаризма до вчерашнего дня – позиция Запада. Отныне, он дал понять, что обязательствами ни перед кем больше не связан. В этой связи оппозиции мало блокировать трибуну и призывать своих сторонников в шевченковские дни выйти на акции протеста. Нужно безотлагательно, особенно учитывая авторитет Кличко и опыт работы в МИД Яценюка, созывать дипломатов и требовать введения санкций против нынешней власти. Давайте вспомним 2004 год. Почему не был подавлен Майдан? Сегодня мы знаем, что Янукович выступал за применение силовых действий, но тогда Кучма сказал свое веское «нет». Одна из главных причин - то, что он и его соратники не хотели терять сбережений на Западе. Если Европа не желает потерять Украину и получить непредсказуемый вариант развития событий, то с жесткой реакцией ей надо поторопиться. Некоторые парламентарии на старом континенте это осознают. Так уже после саммита Украина-ЕС двадцать французских депутатов подписали петицию, в которой содержится требование освобождения Тимошенко и применения санкций к людям из окружения Януковича. Речь, в частности, шла об Ахметове и Новинском. Понятно, что это сложная и долгая процедура, но уже сам факт реальной угрозы замораживания счетов, может олигархов пересмотреть свое отношение к политике Януковича. Вспомним, что в ноябре 2012 года, депутаты Европарламента не исключали, что Евросоюз может ввести санкции против украинских чиновников, аналогично тому, как США ввели их для российских коллег по «списку Магнитского». Похоже, настало уже время перейти от слов к делу
Утраченная история
 «Главное» уже писало, что в конце прошлого года на Рымарской,19 были снесены скульптуры в знаменитом домике архитектора Ржепишевского. В том самом, где жил Микола Хвылевой, и куда захаживали многие классики украинской литературы. Теперь городские власти доводят до аварийного состояния еще, как минимум, два исторических особняка, чтобы в ближайшее время пустить их под снос. С грустью приходится констатировать, что в Харькове сохранился лишь один дом, где останавливался и за самоваром в кругу друзей исполнял фрагменты из своих арий Федор Шаляпин. В этом дворике пел Александр Вертинский, несколько раз в неделю до революции здесь собиралась прогрессивная харьковская интеллигенция, проходили творческие вечера, концерты. Небольшое здание по улице Чубаря, 7/9 горожанам в основном известно благодаря тому, что в нем бывал великий русский бас. В 2004 году усилиями Валерия Берлина на доме, наконец, установили мемориальную табличку в память о харьковском следе Шаляпина. Но историкам-краеведам особняк примечателен еще и тем, что здесь жил выдающийся врач-отоларинголог Степан Гаврилович Сурукчи. Собственно, именно он, когда ни российские, ни западные медицинские светила уже ничем не могли помочь певцу, сумел восстановить голос Федору Ивановичу, за что тот был всю жизнь благодарен нашему земляку. В последствии Шаляпин и Сурукчи стали друзьями, а прославленный артист, каждый раз приезжая в Харьков, неизменно навещал доктора-меломана. Впрочем, даже без знаменитого пациента вклад профессора Сурукчи в историю нашего города неоценим. На его счету тысячи спасенных жизней. Он поднимал на ноги, казалось бы, безнадежно больных. Лечил воспаления мозговой оболочки, внутричерепные осложнения, извлекал инородные тела из верхних дыхательных путей. В Харькове доктор читал коллегам бесплатные курсы лекций по новому тогда направлению медицины - отоларингологии, два раза в неделю вел благотворительный прием в клинике Красного Креста, открыл амбулаторный прием в детской терапевтической клинике, проводил уникальные операции. Некоторые больные жили прямо у профессора Сурукчи дома. Благо, жилищные условия это ему позволяли. Просторный особняк на Садовой, 5 (нынче улица Чубаря, 7/9) доктор приобрел у потомственного почетного гражданина Н. Ващенко, а после революции вынужден был отдать его государству, после чего реконструкцией фасада никто не занимался. Еще бы: это же не памятник Ленину, на ремонт которого из городского бюджета в 2009 году было выделено 296 тыс. грн. Кстати говоря, здание на Чубаря, 7/9 представляет не только историческую, но и архитектурную ценность. Сто лет назад здесь была красивая веранда, внутри помещения находилась мраморная лестница. Вокруг дома располагался шикарный сад с фонтанами, в котором любили петь Шаляпин с Вертинским. Ангел на крыше до сих пор поддерживает разбитую вазу, и, по одной из версий, сосуд, изначально задумывался именно как расколотый. Долгое время в помещении располагалась бухгалтерия РОНО Киевского района, а харьковская интеллигенция в особняке на Чубаря 7/9 безуспешно пыталась создать Шаляпинский музей. Вынашивалась даже идея объединить его с музеем фотографии (Владимира Оглоблина) и музеем частной коллекции (Ильи Лучковского). Но в конечном итоге знаменитый харьковский дом Сурукчи просто довели до аварийного состояния, и, по имеющейся информации, его решено снести. Собственники, положившие глаз на здание в центре города, настолько недальновидны, что даже не понимают – ремонт исторического особняка с дальнейшей перепродажей принес бы им солидную прибыль. Думаю, что мэр, обычно в вопросах городской собственности прекрасно осведомленный, ситуацию с домом на Чубаря 7/9 хорошо знает, но по каким-то, только ему известным причинам, в нее не вмешивается. Аналогично, как и по еще одному знаковому для Харькова зданию на Мироносицкой,11 – известному краеведам как особняк историка В.Бузескула, а рядовым горожанам с 1965 года как Дворец новорожденных. Пару лет назад детей там прекратили регистрировать, поскольку помещение кому-то сильно приглянулась. Сейчас оно тоже специально доводится до аварийного состояния, чтобы пойти под снос. Имена выдающегося историка античности Бузескула, его друга, математика Ляпунова, архитектора Величко, врача Гиршмана, боюсь, этим нуворишам ничего не скажут. Думаю, мало кому даже из простых харьковчан известно, что домик на пересечении Сорокинского переулка (теперь ул.Гиршмана) с улицей Равенства и Братства, позже Дзержинской, а сейчас, как и «в девичестве», Мироносицкой долгое время негласно носил имя Бузескула. Более того, во время оккупации немцы переименовали улицу Красина (она была пробита уже после революции, в продолжении Сорокинского переулка) в улицу Бузескула. Кстати, ул. Гиршмана при гитлеровцах опять стала Сорокинской, поскольку Леонард Леопольдович был евреем. Впрочем, все это детали, но даже если фашисты оценили вклад в европейскую науку харьковского ученого, то землякам стоило бы узнать о нем больше. Одно время историки даже ходатайствовали о возведении на доме по Мироносицкой, 11 мемориальной доски автору исследований по древнему миру, но довести до конца свое начинание не смогли. Между тем, кроме написания классических трудов «Введение в историю Греции», «Перикл», «История афинской демократии», Владислав Петрович был еще и патриотом Харькова. Он оказался среди тех университетских профессоров, которые отважились не покинуть город и пытались честно сотрудничать с советской властью в подготовке научных кадров. Но последователи идей Ленина сначала отстранили от руководства университетом ректорат, затем в марте 1919 года назначили управлять вузом комиссаров из студентов-коммунистов, и, в конце концов, арестовали несколько видных ученых, в том числе и одного из его учеников - профессора Андрея Вязигина. Позже чекисты вывезли цвет научной элиты Харькова в Россию, где и расстреляли. Бузескул оказался в числе группы профессоров, которые осенью 1919 года подписали «Воззвание русских ученых к Европе». В нем они на весь мир рассказали о политике большевиков и репрессиях. Естественно, санкции последователи незамедлительно. Бузескул был арестован, и лишь вмешательство Луначарского позволило снять с харьковского историка обвинение в причастности к так называемому Национальному центру. В мае 1920 года ученый был освобожден. Хотя и после реабилитации он не отказывался от своих слов, а под конец жизни верные ленинцы упрекали Бузескула в «формализме», что сильно подорвало здоровье именитому на тот момент академику. Известно, что в его доме бывал математик А.Ляпунов, которому стоит памятник возле входа в Харьковский университет. Вне сомнения, Бузескул был знаком со своим знаменитым соседом - офтальмологом Леопольдом Гиршманом. Причем, вряд ли этому факту особо радовался, ибо на тот момент Харьков называли «глазной Меккой», а неутомимый врач, по воспоминаниям учеников, за жизнь принял около миллиона больных. Можно предположить, что пациенты толпились и у ворот особняка Бузескула, поскольку Гиршман лечил страждущих у себя на дому до поздней ночи. Здание на Мироносицкой, 11, помимо исторической ценности, является также одним из замечательных памятников архитектуры конца XIX века. Видный харьковский зодчий В.Величко выполнил особняк в стиле неоренессанса. Несколько просторных залов внутри, некогда изысканный двор – с садом, беседкой, фонтаном – все это еще недавно могли наблюдать граждане, регистрировавшие детей во Дворце новорожденных. Увы, дом Бузескула тоже ожидает печальная участь превратиться в развалину, после чего на его месте построят новые апартаменты. Я называю лишь два адреса, по которым имеется достоверная информация, что эти историко-архитектурные памятники в ближайшее время мы можем утратить. Как сообщили в Харьковском научно-методологическом центре охраны культурного наследия, таких архитектурных жемчужин, находящихся на грани уничтожения, в городе очень много. Как их спасать – не знает никто. Видимо, говорят специалисты, кто-то на самом высоком уровне заинтересован в том, чтобы они перестали существовать. Скажем, по разрушенному особняку Ильи Слатина на Пушкинской, 55, где часто гостили Петр Чайковский, Сергей Танеев, Антон Рубинштейн и другие выдающиеся композиторы, все документы переданы в прокуратуру, но реакции нет никакой. Бьют тревогу музыковеды и по дому на Сумской, 28, где предположительно родился и долгое время жил «украинский Рахманинов» - Сергей Борткевич. В связи с его эмиграцией в Австрию харьковчане о нем практически ничего не знают, хотя это величина европейского уровня. Список можно долго продолжать… Честно говоря, в отсутствии оппозиционных СМИ, при трусости чиновников, призванных охранять культурное наследие, наплевательском отношении властей к мнению краеведов и, в целом, к интеллигенции, рассчитывать на общественный резонанс в «первой столице» не приходится. К сожалению, харьковчане не станут защищать исторические памятники, как, скажем, вышли в минувшие выходные полтысячи активистов спасать Гостиный двор в Киеве. Уповать на международные сообщества, здравый смысл или реакцию столичных бонз – тоже бесполезно. Но звонить во все колокола все-таки нужно. Хотя бы, чтобы потом за утраченную историю не было стыдно перед потомками. Фото Михаила ПАВЛЕНК
Разговора не получилось
 То, что Янукович терпеть не может журналистов и боится общаться с ними на острые темы, известно давно. Еще в бытность губернатором у него не раз возникали конфликты с местными «акулами пера и микрофона». Коллеги из Донбасса до сих пор вспоминают о раздаваемых перед пресс-конференциями бумажечках с пронумерованными вопросами. Не дай Бог влезть не то что с другими словами, но даже не в свою очередь. Ведь нынешний президент по сравнению с Януковичем донецкого периода - это Цицерон и Демосфен вместе взятые, который мгновенно реагирует на любые сюжетные повороты дискуссии. Став политиком общенационального масштаба, стиль его поведения со СМИ практически не претерпел изменений: полная закрытость, в лучшем случае «паркетные» съемки, тщательный отбор на благонадежность и политическую лояльность проверенных кадров. Собственно, сегодня на итоговой пресс-конференции Янукович и сам подтвердил свою нелюбовь к журналистам. «Кто на что учился. Это не мое! Это мой недостаток», - признался президент. Помнится, еще в начале правления Януковича пресс-секретарь Кучмы Алена Громницкая жаловалась, что нынешний глава державы встречается с представителями СМИ в шесть раз реже, чем ее бывший шеф. «В информационной сфере все то, что сейчас президент делает раз в полгода, у нас было раз в месяц», - сказала она. «Конечно, глава государства не может комментировать все - это было бы неправильно. Но, учитывая особенность нашего государства, переходный период, в котором мы очень долго существуем, общение и взаимодействие с журналистами должно быть. Она дает возможность быть понятым. Этого делается очень мало», - констатировала Громницкая. Дошло до того, что в последнее время общение Януковича с журналистами преимущественно свелось к его подходам к президентскому пулу, приглашению в «Межигорье» попрыгать на пеньке Шустера и Ко или к задушевным беседам с Коротичем, которые сразу же прервались, как только бывший главред «Огонька» начал задавать неудобные вопросы о Тимошенко.  До сегодняшнего дня Янукович не выходил перед украинскими журналистами на пресс-конференцию с 21 декабря 2011 года. Как обычно, ничего существенного тогда он не произнес, а запомнилась та встреча разве что двусмысленной фразой, которую президент бросил Мустафе Найему. «Я вам хочу сказать, что я вам не завидую», - обратился он к корреспонденту. – «Мы с вами друг друга хорошо знаем и понимаем. А остальное - додумайте сами». Что имел в виду гарант – так и осталось загадкой, но хорошо, что хоть не припомнил «Джентльменов удачи», и не указал Мустафе на его место. Второй печальный итог последнего общения с прессой - увольнение руководителя службы расследований канала «1+1» Олега Дейнеки за нелицеприятный вопрос о коррупции губернатора Хмельницкой области. Возможно, не все уже помнят, что та встреча с масс-медиа проходила сразу после ночного возвращения Януковича из Москвы. Планировалось отрапортовать об успехах в газовом вопросе, но переговоры с Кремлем, как назло, провалились. На сей раз поводом для диалога высшего должностного лица страны со СМИ стал относительно успешный визит на саммит в Брюссель. По крайней мере, еврочиновники дали еще один шанс Януковичу, показав, что они любят Украину больше, чем ее нынешний глава державы. К тому же через несколько дней в «белокаменной» должна состояться еще одна встреча на высшем уровне. Поэтому журналисты ждали общения с нетерпением. Некоторые даже опасались, что она сорвется, поскольку за два часа до нее с сенсационным заявлением выступил Александр Турчинов. Тема его брифинга звучала пугающе: «Новая волна политических репрессий: власть незаконно лишила Сергея Власенко депутатского мандата и планирует его арест». Опасаться действительно было чего. Ведь в начале июля 2012 года намечалась еще одна большая пресс-конференция президента, но в последний момент ее отменили. Мотивацией отказа стали тогда протесты по всей стране против закона о языках. Впрочем, благодаря корреспонденту «Радио Свобода» Владимиру Носкову, на «мовне питання» Януковичу в Харькове все же пришлось отвечать, после чего раздраженный гарант покинул брифинг. Затем глава державы почти на полтора месяца укатил отдыхать в Крым, и больше с ним журналисты не виделись. Не захотел давать пресс-конференцию Янукович и зимой по итогам 2012 года. Вместо общения с журналистами он предпочел уехать отмечать Новый год в Карпаты. Все попытки задать гаранту интересующие вопросы за рубежом также терпели фиаско. Например, в Америке 28 сентября 2012 года президент не захотел разговаривать с журналистами, даже не объяснив причину отказа. Пресс-офис секретариата ООН подтвердил, что подход Виктора Януковича был отменен «в последнюю минуту по неизвестным причинам». Не дала ему пресс-служба ответить даже на единственный вопрос оппозиционного журналиста в Брюсселе. Вечно перепуганная Дарка Чапак потом долго оправдывалась, почему ей в очередной раз пришлось обмануть коллег. И вот в первый день весны 2013-го - долгожданная встреча Виктора Федоровича с отечественными масс-медиа. Под Украинским домом многотысячный пикет, как сторонников, так и противников президента. Беспрецедентные меры безопасности. У корреспондентов, на всякий случай, отбирают даже воду и бутерброды. Вместе с футболками «Стоп цензура!» журналисты впервые надевают маски главного душителя свободы слова. Но откровенного разговора опять не получилось. Сначала полчаса Янукович рассказывал, как он модернизирует страну. Словосочетание это ему явно понравилось, и он тулил его, куда не попадя. С помощью слайд-шоу президент наглядно попытался доказать (видимо, зарубежным масс-медиа), что сейчас у нас ситуация лучше, чем в Европе. Успешные реформы, дефляция, рост экономики, уменьшение задолженности по зарплате, каких только достоинств не приписал себе гарант. Даже отнес на свой счет снижение детской смертности и поделился, кому раздал деньги из 16 млн грн писательского гонорара. Затем, как обычно, поругал Тимошенко, намекнув, что она получила еще не так много, как заслужила. «Она страдает, но и страна страдает, надо было раньше думать», - резюмировал по явно неприятной для него теме Янукович. Монотонность усыпляющего вещания нарушили аплодисменты, которые сорвал корреспондент «Эхо Москвы», поинтересовавшийся, неужели лифты, трамваи и такси – сегодня главный вопрос для Украины? Журналист снова упомянул политзаключенных и миллиардные долги перед Россией. Это были единственные овации за два часа, и адресованы они были не привыкшему к лести Януковичу, а вопрошавшему коллеге, что заметно разозлило президента. Увы, ничего нового молчавший 15 месяцев гарант обществу через «четвертую власть» не сообщил. Конечно, все понимают, что общение высокопоставленных персон со СМИ редко становятся шедеврами драматургии. Бывают, безусловно, исключения, но не в нашей стране. Согласитесь трудно представить себе, чтобы отечественный министр финансов, как в Японии, вышел к журналистам в стельку пьяным и нес всякую чушь. Наши прокуроры внезапно не прерывают брифинг выстрелом себе в голову, как это произошло в Польше. В Украине даже банально не выключают электричество, как недавно случилось на пресс-конференции главы Кыргызстана или во время выступления пожизненного президента Казахстана на совместном заседании палат парламента с ежегодным Посланием к народу республики. А его, между прочим, в прямом эфире транслировали сразу шесть казахских телеканалов, которые вынуждены были прекратить вещание. Что там говорить, у нас невозможен даже диалог президента с региональными корреспондентами, по типу как в России: «Садись Маша. Спасибо Витя». Разве что охрана поколотит и выведет из зала истошно кричащую Татьяну Черновол, но на фоне того, как избивают и угрожают журналистам на местах – это сущие пустяки. Собственно и сам формат пресс-конференций Януковича не позволяет рассчитывать на откровенность. Это у Ющенко на американский манер собирали журналистов на зеленой поляне Секретариата. Мы не в Швеции, где акулы пера обязательно перед общением с главой державы собираются до ее начала и договариваются между собой о том, кто задает вопросы. Неформальное соглашение, заключенное журналистами, членами объединения парламентских репортеров, предусматривает также, что задавший вопрос может развить тему еще в двух или трех последующих вопросах. У нас региональные корреспонденты в лучшем случае отрабатывают командировочные, зарубежные – поднимают сто раз пережеванные темы евроинтеграции, а на общение с акулами пера общенациональных СМИ президенту оставляют не более пяти вопросов. Да и отвечать на них глава державы на этот раз не стал. Мало ли, какая правда ненароком вырвется. Когда его спросили о миллиардах сына, Янукович «отморозился», сказав, что подробностей не знает, и порекомендовал задать этот вопрос лично Александру. Такое впечатление, что тот более открыт для масс-медиа, чем его папа. О проблемах журналистов, которые в знак протеста против давления на СМИ, надели маски, гарант даже не захотел слушать. Вместо того, чтобы дать поручения чиновникам чаще встречаться с прессой и допустить операторов на заседания Кабмина, о чем его просила корреспондент «Телекритики», Янукович пообещал как-нибудь созвать по этому поводу совещание, то есть в очередной раз «заболтать» тему. Очевидно, что до лета новых встреч президента с журналистами не будет. Все-таки это «не его», как он честно признался сегодня. После постановочного «Диалога со страной» в первый день весны мы увидели жалкий «монолог» с прессой. Стоило ли ждать 15 месяцев, чтобы лицезреть такое позорище? Честно говоря, глядя на экран, подумалось, может, лучше вообще не проводить подобные пресс-конференции? Зачем измываться над главой державы, пусть уж досидит оставшийся срок в «Межигорье». Знаю, что не только мне, просматривая пресс-конференцию, вспомнились слова из «Мастера и Маргариты». «Все с интересом прослушали это занимательное повествование, а когда Бегемот кончил его, все хором воскликнули: - Вранье! - И интереснее всего в этом вранье то, - сказал Воланд, - что оно - вранье от первого до последнего слова»
Сьогодні
більше новин
delta = Array ( )